Каждодневные подвиги, приносящие удовольствие.

podvigСережа появился у меня на приеме впервые, когда ему было восемь лет. Мальчика привела бабушка.

Ребенок был гиперактивен, движения были плохо скоординированы, поэтому, когда он вошел в кабинет, все, что было на моем столе, в считанные минуты было сметено на пол его размашистыми движениями рук. При этом он повторял бесконечно две фразы: «когда пойдем?», «ещё приходить?». Его мышление крутилось постоянно вокруг этих фраз. Причем ответа он не слышал, точнее не воспринимал. И повторял свои вопросы вновь и вновь.

Я тогда ещё была поражена терпеливо-спокойным отношением бабушки к сложному поведению внука. Она спокойно поднимала вещи, упавшие от неловких движений ребенка, спокойно и многократно отвечала на его вопросы. И я подумала тогда, что хотя бы половины этого терпения по отношению к нормально развивающимся подвижным и шустрым или наоборот, медлительным детям, не хватает многим взрослым. Как выливая нервозность на своих детей и внуков, спустя какое-то время они удивляются, что ребенок стал нервным или агрессивным и ещё больше ругают его, допуская вторую грубую ошибку в воспитании.

В лучшем случае, ребенка приводят к психотерапевту, где помогают и ребенку и взрослым сформировать новые приятные и продуктивные взаимоотношения в семье, от которых всем хорошо и комфортно.

Но у Сережиной бабушки действительно терпения хватало и хватило, как потом выяснилось, на многие, многие годы.

На тот момент обращения Сережа успокаивался в кресле и замолкал, переставая задавать свои вопросы, когда бабушка читала ему стихи Агнии Барто. Когда она доставала книгу, он говорил: «Читай». Женщина читала, мальчик, до этого очень активный и подвижный, спокойно и внимательно слушал. Вот один из способов успокоения, который подобрала к своему внуку внимательная бабушка.

В то первое лето нашей встречи я назначила ИВТ (лечение аппаратом информационно волновой терапии) по БАТ (биологически активным точкам), то есть точкам, используемым в китайской акупунктуре (иглоукалывании) и лекарственную терапию, расписав курс на год.

Тонкой моторики рук на тот момент не было, ребенок плохо удерживал вещи, которые брал в руки, из-за мышечного гиперкинетического напряжения кистей рук. Я говорила бабушке, что необходимо развивать мелкую моторику. Для этого важно заниматься лепкой, рисунком, детской мозаикой, делать пальчиковую гимнастику и общий массаж, включая пальцы рук и ног.

Из наших бесед бабушка поняла самое главное: ребенку можно помочь, если заниматься регулярно изо дня в день, плюс лекарственная терапия.

Через год, когда Сережа с бабушкой приехали на повторный курс лечения, мальчик был уже более спокоен в движениях. Бабушка рассказала, что весь год два-три раза в неделю, она водила внука в кружок народного творчества, где с ним индивидуально занимались рисунками и лепкой.

Спустя год, Сережа научился лепить из пластилина «шарики» и «колбаску», из которых можно было делать другие фигуры. Сережа с удовольствием ходил на занятия. А бабушка и педагог радовались каждому его успеху.

Ещё через год Сережа смог написать под диктовку по буквам свои имя и фамилию то есть он запомнил и освоил — написал.

Так каждый год бабушка с Сережей демонстрировали свои успехи.

В этом году Сереже исполнилось шестнадцать лет. Два года назад, уже в подростковом возрасте, у него появился страх общения с новыми людьми. Он выходил на улицу и втягивал голову в плечи, послушно и тихо шел за бабушкой, как будто чувствуя, что он отличается от других ребят. Бабушка спрашивала как им (членам семьи) вести себя, чтобы преодолеть эту стеснительность?

Я посоветовала сохранять ровное, спокойное отношение к ребенку, плюс к лечению ноотропами добавила курс седативных лекарств. К счастью, этот комплекс мы преодолели.

В этом году Сережа приехал ещё более повзрослевшим внешне, ему исполнилось шестнадцать. С ним уже можно вести диалог задавая вопросы и отвечая на его вопросы.

В последние три года к арттерапии (терапии исскуством: лепка, рисунки и др.) и песочной терапии, по просьбе бабушки, я стала добавлять релаксацию с гипносуггестией. Вначале релаксация занимала пять, десять минут, после чего Сережа говорил: «Считай». Это означало: «Пора заканчивать». И я считала до пяти, давая выход из расслабления. Даже короткая релаксация способствовала душевному успокоению ребенка. В этом же году Сережа мог комфортно расслабиться на тридцать минут и даже заснуть.

Дело в том, что олигофрения («мало ума», в переводе с латыни) является относительным противопоказанием для гипносуггестии из-за того, что воздействие оказывается через вторую сигнальную систему, то есть через слова. Считается, что если речь развита плохо, как в нашем случае, то и восприятие речи тоже будет слабым, и ожидаемый результат не будет достигнут.

Однако седативные (успокаивающие) сеансы положительно влияли на Сережу. Бабушка четко замечала, что после них он становился спокойнее.

Уже восемь лет Сережа с бабушкой приезжают в Анапу. И именно после морских купаний и психотерапии и бабушка, и родители, и педагоги отмечают резкие подвижки в развитии интеллекта и упорядочении поведения. Хотя, после возвращения домой отмечается бурная активность, затем возвращается спокойствие и усидчивость в большей степени, чем перед поездкой.

В течение года — обучение на дому с педагогом-дефектологом, занятия рисунком и лепкой, собиранием пазлов, посильная помощь по дому. Так постепенно ребенок все больше адаптируется к жизни.

В последний свой приезд Сережа удивил меня своей тактичностью, которой раньше не наблюдалось. В один из дней я работала с проблемами бабушки, и мы сорок минут были заняты совместным диалогом. Сережа, закончив свою работу в песочнице, тихонько сел на диван и ни разу за сорок минут не прервал нас, спокойно и терпеливо ожидая, когда мы завершим разговор. Так же уважительно он относился к нашему общению и в последующие дни.

Обычно, если есть отставание в умственном развитии, то опасаются гиперсексуальности в период полового созревания. Я тоже опасалась, как будет проходить этот период у Сережи. Но бабушка нашла замечательный выход энергии. Она рассказала, что день у Сережи очень плотно заполнен разными занятиями, что вечером он просто «падает на кровать и засыпает».

В последний, восьмой день занятий, бабушка поинтересовалась, как долго надо ещё привозить Сережу на море, и в какой степени его можно ещё развить? На что я ответила, что его развитием нужно заниматься постоянно, и оно будет продолжаться, так как у него есть интерес к этим занятиям, то мелкими шажочками вы будете идти вперед. Необходимо увеличивать его самостоятельность и самообслуживание, адаптировать к быту. А поездки на море желательны, если есть материальная возможность. Бабушка помолчала и сказала: «В этом году Сережа закончил восьмой класс индивидуального обучения по программе вспомогательной школы, хочу с ним пойти на комиссию, чтобы разрешили ещё год позаниматься в восьмом классе».

Я думаю, что медико-педагогичиская комиссия разрешит этому мальчику повторить индивидуальное обучение за восьмой класс, учитывая желание ребенка учиться. А бабушка совершает каждодневный подвиг, занимаясь с ним, причем делает это с удовольствием и чувствует себя счастливой, радуясь каждому новому успеху Сережи.

У этой мудрой и терпеливой женщины есть муж, двое взрослых детей и ещё двое внуков. Она успевает уделять внимание и им. В то же время, все родные взаимодействуют с Сережей, учитывая его индивидуальные особенности. Они принимают его таким, какой он есть, не отвергая и не вытесняя его из своей жизни. И этому тоже мягко содействовала бабушка, сама того не замечая.

Все в нашем мире относительно. Все, что освоил Сережа за восемь лет, здоровым ребенком свободно осваивается за полгода первого класса. Но для Сережи перейти из разряда необучаемого ребенка, каким он был в восемь лет, то есть не способным обучаться даже дома по облегченной программе, в разряд обучаемого, это все равно, что закончить институт.

Если бы бабушка не проявляла упорства к лечению и развивающим занятиям, то внук вырос бы в физическом плане, но в социальном был бы столь же не адаптирован, гиперактивен, расторможен и, конечно, доставлял бы массу хлопот своим близким. А теперь он является полноправным членом семьи, не мешающим, а даже помогающим по мере возможностей: он может порезать салат, носит за бабушкой тяжелую сумку, ходит за ней на рынок и в магазин и, что немаловажно, может занимать сам себя: складывает пазлы, рисует, лепит.

Конечно, бабушка вздыхает, когда смотрит на Сережиных сверстников: «И он бы мог быть таким взрослым и самостоятельным». Но это естественные мимолетные вздохи, ведь каждому хочется видеть своих детей и внуков здоровыми и счастливыми. Самое важное, что вздохнув, она возвращается в реальность, в которой живет, и делает её лучше с каждым днем, делая своих близких счастливее.

Будьте счастливы!

Поделиться в соцсетях:

Добавить комментарий

Scroll to top