Дети свои и приемные

Есть дети родные генетически, а есть дети усыновленные, то есть с генотипом, отличным от генотипа родителей, которые занимаются их воспитанием. Каких детей воспитывать легче?

Это зависит от многих факторов, от генотипа самих детей и от фенотипа родителей. Если генотип — это совокупность физических, психологических и других признаков передающихся по наследству, то фенотип — проявление генотипических признаков под влиянием окружающей среды.

Для формирования и развития ребенка, как личности, одинаково важны и унаследованный генотип и окружение, в котором он растет, то есть влияние взрослых, которые занимаются или не занимаются воспитанием ребенка.

Здоровый ребенок развивается спонтанно, через подражание значимым для него взрослым: родителям, бабушкам, дедушкам или людям их замещяющим. Но при этом ребенок очень нуждается в принятии, одобрении, эмоциональном контакте.

Когда в семье есть эмоциональная открытость и эмоциональная привязанность, как правило, проблем с воспитанием детей мало и решаются они семейно. Конечно, если эмоциональная открытость не является эмоциональной тиранией, когда вместо похвалы и одобрения сыну или дочери достаются придирки и недовольство. Дети отзеркаливают поведение взрослых и возвращают свое недовольство родителям и миру. Если вы отследили, что часто критикуете ребенка, пересмотрите свое отношение к самому любимому человечку. А если не получается (такое тоже бывает), то обратитесь к психотерапевту или психологу, чтобы проработать эту проблему.

За время многолетней практики мне приходилось работать с приемными детьми. Самое удивительное, что в большинстве случаев в семьях, где берут детей на воспитание, именно родительская любовь, забота и терпение помогают ребенку вырасти социально-успешным человеком, создать свою благополучную семью и воспитывать своих детей, опираясь на модель родительской семьи.

В то же время, мне довелось работать с детьми, которые живут в семьях своих генетических родителей и получают массу комплексов и проблем во взаимодействии с миром, из-за того, что родители недодали им эмоциональной теплоты.

Девочка из полной семьи, 15 лет говорит: «Я никогда не чувствовала поддержки родителей». В её семье каждый сам по себе. Мама поглощена работой и зарабатыванием денег. Папа, когда не на работе, сидит за компьютером, он увлечен играми не только вечером, но и до середины ночи. Соответственно, утомление и хроническое недосыпание сказывается на его нервной системе. Отец вспыльчив, раздражителен, криклив. Дочь и мать не трогают его, чтобы не получить очередную порцию брани. Отношения дочери с матерью нейтральны, в них отсутствуют теплота и душевность. В результате девочка, находясь в хронической депрессии, нашла для себя приемлемый образ «готов», стала носить только черные вещи, находить прелесть в грусти, размышлениях о смерти, разрушении мира и в черно-серо-белых красках.

Пройдя курс психотерапии из 10 сеансов, она стала мягче, приветливее, но уход от нездоровых ценностей, которые она сформировала, вероятно, будет ещё долгим. К сожалению, всех сложностей этой девочки родители не замечают, на психотерапию привела её бабушка, встревоженная непонятным увлечением внучки.

За месяц до этой пациентки у меня проходила психотерапию другая девочка-подросток четырнадцати лет, тоже с подобным упадническим настроением: «в жизни все плохо, мрачно, я в этом живу уже несколько лет, привыкла, и мне нравится», «люблю смотреть ужастики, часто вижу сны с гибелью всей семьи и себя, при этом нет страха». У девочки полная семья, брату пять лет, любящие бабушка и дедушка.

Истоки этого состояния мы нашли в смерти любимого прадедушки шесть лет назад, рождении брата и частичном непринятии его (вероятно, как соперника в получении родительской любви) и, как следствие, фиксации на негативных эмоциях, связанных с этими переживаниями.

Последней каплей была ссора с парнем, с которым встречалась полгода. Она стала много плакать, нарушился сон. Мама отправила дочь к психотерапевту. Положительная динамика была быстрой, в этом случае за восемь сеансов мы проработали все проблемы, тяготившие подростка. Она стала веселой, уверенной в себе, поменялся круг интересов и тем для разговоров, стала слушать другую музыку и лучше относится к брату. С этой девочкой стало легче общаться и взрослым, и ровесникам.

Вот ещё один пример: пациентке 21 год и пришла она на прием тоже после ссоры с парнем, точнее привела её мать, так как сама девушка, находясь в реактивной депрессии, идти не хотела. Нам хватило трех сеансов психотерапии, чтобы проработать её проблему взаимоотношений с парнем, и уже после первого сеанса пациентка успокоилась и повеселела.

Но сейчас я вспомнила о ней совсем по другой причине. Девочку эту я знаю с пятилетнего возраста, маму — с того же момента. Именно тогда девочка была удочерена этой семейной парой, а спустя несколько месяцев мать привела ко мне приемную дочь для коррекции поведения, снятия агрессии и формирования мягкости, послушания. Конечно же, работа проводилась и с ребенком, и с мамой, но маме больше давались рекомендации по формированию отношений, тем более, что до этого у женщины детей не было.

Когда человек очень чего-то хочет, он быстро этому учится. Мама взяла из наших консультаций все, что ей было нужно, чтобы лучше понимать дочь.

Повторно появились они у меня, когда девочке исполнилось 12 лет. За год до этого отец ушел из семьи. Дочь «стала отбиваться от рук», до поздна гулять на улице со сверстниками, грубить матери, перестала учить уроки. Понятно, что в подростковом возрасте очень важна социализация в своем возрастном коллективе, но очень тонка грань выбора ценностей на будущее. Что все же важнее: школа, семья или безделье и противопоставление себя взрослым? Тогда девушка прошла курс психотерапии из 10 сеансов — обидчивость на мать прошла, отношения в семье потеплели, успеваемость в школе повысилась.

Ещё раз обратились за психотерапией в 15 летнем возрасте, ближе к окончанию школы. Вопрос стоял: куда пойти учиться — в техникум или институт? И эту проблему решили. Девушка поверила в себя, закончила школу, поступила в ВУЗ. В последнюю нашу встречу уже не девочка, а красивая, умная девушка, говорила о том, что хочет получить ещё одно высшее образование. И, говоря о своей семье, она сказала: «У меня самая лучшая мама, но столько ей пришлось со мной перетерпеть… А вообще мне очень повезло с родственниками, и бабушка у меня была замечательная, она меня научила, как вести себя в обществе. Мне это очень помогает».

В этом, вышеописанном случае, генотип девочки скорее всего был не очень благоприятным для упорядоченной адаптации в обществе, которая позволяет реализовать свои таланты на пользу, а не во вред людям. Адаптация может быть разной. Бомж ведь тоже по-своему адаптирован, он продолжает жить, но приносит ли при этом пользу обществу?

Ребенок же растет и стоит перед выбором множества дорог, а выбирает он ту, к которой его подводят не только его гены, но, в первую очередь, люди которые есть рядом с ним. Именно поэтому фенотип девочки сформировался благоприятно для общества.

И в этом сыграли роль любовь и терпение приемной матери, её желание помочь, поиск вариантов помощи, в том числе и психотерапевтической коррекции. А необходимость в психотерапии отследила тоже мать, благодаря её наблюдательности и вниманию к дочери и к себе.

Всякий раз, когда возникали трудности взаимопонимания, она говорила себе: «Нам нужен специалист, и он нам поможет!». Она записывала дочь на консультацию, оплачивала занятия, получала рекомендации и, видя результат, продолжала двигаться вперед.

Будьте счастливы!

Поделиться в соцсетях:

Добавить комментарий

Scroll to top